• muzfond

Елена Сигова

Обновлено: 4 сент. 2018 г.


актриса Рижского русского

театра им. М.Чехова, 

поэтесса, певица

«Зог мир, либе» -

«Скажи мне, любовь»


С Владимиром Анатольевичем Хвойницким я познакомилась в 1997 году, когда  оканчивала актерскую студию режиссера Семена Михайловича Лосева. Мы как раз ставили тогда свой дипломный спектакль «Мальчик Мотл»

по Шолом-Алейхему, в котором звучали еврейские народные песни.


На одну из репетиций этого спектакля  к нам и пришли композитор Владимир Анатольевич Хвойницкий с поэтом Леонидом Иосифовичем Ковалем.

Они очень внимательно и заинтересованно следили за тем, как мы репетировали. Очевидно, поверив в наши возможности, гости поверили в наши возможности,

потому что предложили Семену Михайловичу сделать большой концерт, посвященный Холокосту (Катастрофе европейского еврейства, когда во время войны фашистами было уничтожено шесть миллионов евреев).

Но наш режиссер счел, что это слишком ответственно для студентов, которые еще только готовятся стать артистами. И для начала нужно попробовать хотя бы кого-нибудь из нас в не столь масштабном проекте, а там уж видно будет...


И тогда Владимир Анатольевич предложил мне принять участие в концерте "От Адама до Авраама", который состоялся в марте 1997 года в ЛОЕКе (Латвийское общество еврейской культуры). Композитор сам выбрал для меня четыре песни, а поскольку их слова были написаны на совершенно незнакомом для меня языке идиш, то он решил помочь мне разучить эти песни. В разговоре выяснилось, что мы живем в Пурвчике буквально рядом, и Владимир Анатольевич пригласил меня репетировать к себе домой.


Признаться, в свои 17 лет я совсем не осознавала всей значимости того, что композитор доверил мне, девчонке, первое исполнение своих произведений,

а потому чувство ответственности на меня не давило – хотелось только как можно быстрее разучить песни и по возможности лучше их исполнить. А поскольку у меня за плечами была музыкальная школа, то я даже не сомневалась, что с этим справлюсь.

Вот с таким официальным настроем я и переступила в первый раз порог дома Хвойницких. Но Владимир Анатольевич и его супруга Нина Александровна встретили меня так гостеприимно, так радушно, что весь мой прохладный официоз тут же испарился. Я сразу почувствовала себя так, словно очутилась в родном для меня доме среди близких мне людей. Совсем как у родственников в Харькове – то же тепло, тот же уют, те же милые шутки...


С помощью композитора я довольно быстро разучила песни, исполнила их в концерте, который к тому же и вела вместе с моим студийным товарищем  Романом Шейко. В зале нас приняли исключительно тепло и сам Владимир Анатольевич

после концерта очень меня хвалил.

Позже, слушая песни в записи, я поняла, что не заслуживала этого, потому что исполняла их очень «правильно», академично, больше следуя слову, чем мелодии. А в музыке композитора, особенно в песне "Зог мир, либе" было столько человечной нежности и трогательности, которые я, сама еще не испытав их, передать тогда просто не могла.


Но Владимир Анатольевич был человеком, который вообще не умел говорить людям что-то неприятное. Зато если был хоть маленький повод сказать другому добрые слова, он не скупился на них. Находясь рядом с композитором, ты ощущал себя в таком поле любви и доброжелательности, что все твои неприятности и неурядицы как-то сами по себе улетучивались...


Я очень обрадовалась, когда Семен Михайлович Лосев пригласил меня

на роль Гинделе в спектакле «Покаяние или Полет над гнездом кукушки»,

который он ставил по пьесе Леонида Коваля на музыку Владимира Хвойницкого.

А сам композитор должен был играть там роль дядюшки. Увы...

Судьба распорядилась иначе - Владимир Анатольевич внезапно рано ушел из жизни.

Но песни его продолжили жить. В этой пьесе мы дуэтом с Ниной Старовойтенковой исполняли мою любимую «Зог мир, либе». После чего ее героиню уводили со сцены убивать.


Спектакль мог идти по-разному: то более, то менее ярко. Но неизменно было одно: каждый раз после исполнения этой песни мы с Ниной держали паузу, сколько хотели, потому что зал просто переставал дышать. И мне кажется, в зале не было ни одного зрителя, чье сердце ни пульсировало бы в такт этой щемящей мелодии. Сейчас, когда я сама пишу стихи для песен, я знаю, как трудно создать такую, чтобы она задела сердце слушателей. Даже хорошие слова, красивая мелодия и прекрасное исполнение скорее всего оставят их равнодушными, если туда не вложена душа творцов песни.   


Третья моя (и я бы сказала мистическая) встреча с песней  «Зог мир, либе»

произошла поздней осенью 2004 года. Мне позвонил Анатолий Хвойницкий, сын композитора, и спросил, не хотела бы я записать эту песню в новой аранжировке. Какие могли быть вопросы! Конечно, тем более, что годы уже подарили мне те переживания, которые я могла вложить в ее исполнение.Не знаю и, наверно, никогда не пойму, что произошло в тот день в студии звукозаписи. Я шла туда в прекрасном настроении. Но то ли все-таки волновалась, то ли от присутствия там таких профессиональных музыкантов как Иван Мороко и Андрей Мельников, у меня полностью сел голос. И я могла только просипеть Анатолию, что извини, но кажется, сегодня с записью ничего не получится...

Стараясь не подать вида, что он растроен, Анатолий, чтобы снять стресс, вышел с Иваном в коридор. Я же чуть ни плача стояла у окна и казнила себя за то, что все провалила, что за время в студии заплачены деньги, а я вот не могу записать песню Владимира Анатольевича, которого так любила. Что это ужасно несправедливо и если Бог есть, то пусть он вернет мне голос хотя бы на полчаса...

В этот момент в воздухе появились легкие снежинки. И я каким-то внутренним чувством поняла, что это – добрый знак и все будет хорошо.


- Первый снег пошел, - сказала я Мельникову сначала очень тихо, но уже без сипа.

- А у меня на машине летняя резина, будет скользить, -- отозвался тот,

наигрывая на гитаре.

- Да я ни к тому, Андрей, а к тому, что песню мы сейчас, кажется, запишем, – проговорила я уже в полный голос.


И у нас вдруг все чудесным образом заладилось, как будто кто-то невидимый устранял своей рукой все помехи. Песню мы записали всего за полчаса, хотя обычно на это требуется куда как больше времени.

Ну скажите, разве это не чудо? Мне кажется, здесь не обошлось без участия

Владимира Анатольевича и он сам или Бог по его просьбе (он же ближе к Всевышнему чем мы) помогали нам. Наверно, очень добрым людям, а таким был композитор Владимир Анатольевич Хвойницкий, дается возможность и после их ухода приходить на помощь тем, кого они любили здесь, на Земле.

А его песня "Скажи мне, любовь" с тех пор прочно поселилась в моей душе как и память об этом замечательном человеке...



Елена Сигова,

январь 2007 г.

Просмотров: 12Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все