• muzfond

Лев Огнев


вокалист, продюсер, основатель

и художественный руководитель

рижской «Новой сценической школы».


"Так открывает двери осень холодным зимним вечерам..."


Мое очное знакомство с композитором Владимиром Хвойницким состоялось

в начале 70-х годов прошлого века

(я никак не могу привыкнуть к выражению  «прошлый век» - звучит, словно это было Бог весть когда, а для меня все – недавнее вчера).



Он тогда был уже известным композитором. Наверно, я не ошибусь, если скажу,

что Владимир Хвойницкий первым из композиторов, живших и творивших в Латвии, проложил стезю на Всесоюзное радио и телевидение, где его песни звучали в исполнении Иосифа Кобзона, Муслима Магомаева, Валерия Ободзинского, Ольги Воронец, Ларисы Мондрус и других популярных певцов.


Я в ту пору хотя и был молодым певцом, но уже пел в Московском государственном мюзик-холле и даже успел завоевать звание лауреата Всесоюзного конкурса артистов эстрады. Вдобавок учился на вокальном отделении института им. Гнесиных.

А поскольку обучение было заочным, то я имел возможность частенько наведываться  

в свою любимую Ригу, где с удовольствием участвовал в разных концертах, куда меня приглашали.


В тот раз я выступал в цирке на представлении, посвященном юбилею дрессировщика тигров, Народного артиста Латвийской Республики Степана Денисова. Народных артистов тогда в Латвии было немного, а потому мероприятие отмечалось очень торжественно – на нем присутствовали министр культуры Владимир Ильич Каупуж (все артисты до сих пор считают его лучшим латвийским министром культуры), непревзойденная Вия Артмане, актер Рижского театра русской драмы Борис Тихов, тоже Народный артист ЛР,  и много других известных личностей.


Среди них – композитор Владимир Хвойницкий, который, кстати, очень любил цирк.

Он был дружен с Заслуженным артистом ЛР Григорием Ломакиным, работавшим тогда  главным режиссером Рижского цирка.

Владимир Анатольевич писал музыку для цирковых представлений и частенько просто заходил к Ломакину в гости – оба они были большими любителями

рассказывать смешные байки, от которых слушавшие их смеялись до слез.

Композитор не пропускал ни одной премьеры в цирке – ему всегда посылали

персональные приглашения в директорскую ложу.


Вот там меня и познакомили с Владимиром Анатольевичем после представления.

Он сказал, что ему нравится моя манера исполнения и что он может предложить мне несколько песен для репертуара. Я как и другие молодые певцы испытывал сложности с собственным репертуаром – мы как правило исполняли те же песни, что пели Муслим Магомаев, Эдуард Хиль, Валерий Ободзинский...

И потому для меня так значима была встреча с композитором, который мог написать мне оригинальную песню. Вот так началось наше сотрудничество.


Позже он предложил мне выступать с концертами в его команде. Конечно же, я согласился: ведь для артиста так важно – быть востребованным. К тому же это давало возможность несколько подправить свое скромное финансовое положение.

Культурная жизнь в Риге тогда била ключом – артисты выступали в концертных залах, 

в многочисленных клубах, домах отдыха, санаториях. Концерты проходили не только

по праздникам, но практически каждую субботу-воскресенье.

Александр Михайлович Гольдштейн, который был практически постоянным

ведущим концертов, сразу поставили меня в известность, что дисциплина у композитора Хвойницкого железная и халтуры он не потерпит. Но меня это не напугало – я тоже считал, что артист не имеет права халтурить ни на какой сцене, даже на самой малой.


Слово «железный» совершенно не вязалось с обликом и манерой поведения

Владимира Анатольевича. Меня он с первой же встречи буквально потряс своим уникальным обаянием – такой это был мягкий, добрый и деликатнейший человек.

Самое удивительное, что эти качества вовсе не мешали ему быть чрезвычайно

обязательным – уж если он чего пообещал, то непременно выполнит. И это было заложено в нем с детства, в чем я убедился, когда читал воспоминания о композиторе его сестры Эсфиры Хвойницкой. Оказывается, у Володи уже тогда была прозвище «Железный» - за верность данному слову.


Так было и с концертами – я не помню случая, чтобы хоть один из них не начался вовремя. Для Владимира Анатольевича не существовало причин (будь то непогода, болезнь или ЧП в семье), по которым концерт мог задержаться или не состояться – люди ждут, и ты должен выйти на сцену и каждый раз выложиться на ней до конца. 

Мы много репетировали, прежде чем он разрешал исполнять в концерте ту или иную песню. Я с удовольствием пел "Самое главное" (эта песню первой исполнила Лариса Мондрус). Часто исполнял "Мужская верность", хоть она и была уже в репертуаре Муслима Магомаева. Эту песню я очень любил сам и ее всегда с восторгом принимали слушатели. Надо сказать, что они не скупились на аплодисменты и другим участникам концертов – Владимиру Окуню, Александру Сотикову, звезде латвийской эстрады Маргарите Вилцане.


Но с особенной теплотой принимала любая аудитория песни композитора

Владимира Хвойницкого в исполнении самого автора. От него исходила такая энергетика, он вкладывал в песню столько искренних человеческих чувств, что даже высокие партийные чины, отдыхавшие в правительственных санаториях, для которых сделать лишнее движение рукой считалось за большой труд, хлопали ему в ладоши изо всех сил.


Случались у нас и забавные моменты. Помню выступали мы в Юрмале, в концертном зале санатория «Майори», в котором рояль был, мягко говоря, в весьма запущенном состоянии. Я уже завершал концерт какой-то песней на высокой ноте, когда одна ножка рояля вдруг подкосилась и он начал медленно крениться набок. Сидевший за  инструментом Владимир Анатольевич продолжал невозмутимо аккомпанировать мне. Артисты догадались выйти на сцену и пока я пел, поддерживали завалившийся

угол рояля. Но как только я закончил петь, они отпустили его и рояль с грохотом рухнул на сцену...

Шквал аплодисментов был таким, что мы боялись как бы в зале не рухнул и потолок.

Вообще забавных случаев у нас было немало – на сцене без них не обходится, но этот был самым «громким».


Сам композитор очень любил хорошую шутку, прекрасно рассказывал анекдоты, пародировал известных юмористов. С ним было так легко и приятно общаться.

А еще во Владимире Анатольевиче поражало качество, которое (увы!) не столь часто

встречается у мужчин – самой главной ценностью в своей жизни он считал семью.

И это при том, что он безраздельно принадлежал музыке!

Композитор был для меня и остался эталоном преданного мужа и любящего, заботливого отца. И я очень рад, что дети Владимира Анатольевича --

дочь Светлана и сын Анатолий – выросли достойными людьми.

Со Светланой мы вместе учились в музыкальном училище им. Медыня, потом она окончила Латвийскую государственную консерваторию по классу фортепиано и стала хорошим музыкантом и концертмейстером.Сын Анатолий, которого я помнил мальчиком-подростком, хотя и предпочел Рижский политехнический институт консерватории, все равно вернулся к музыке - сам пишет песни, поет их, причем так эмоционально, что сравниться с ним может не каждый профессиональный певец.

А звукозаписывающая студия, созданная Анатолием при собственном продюсерском центре ANTEX, оснащена такой классной аппаратурой, которая будет покруче, чем в студиях Пражского радио, «Немецкой волны» и канадской International Project, в которых я записывался.


Но особое уважение в Анатолии Хвойницком у меня вызывает его отношение

к памяти отца. Он проделал просто грандиозную работу, чтобы сохранить творческое наследие композитора. Владимир Анатольевич хотел основать фонд, чтобы помогать молодым музыкантам реализовывать себя в творчестве, и Анатолий претворил в жизнь замысел отца – создал Фонд его имени, который занимается благотворительной деятельностью.


Похвалы заслуживает и сайт Фонда композитора Владимира Хвойницкого,

поскольку Анатолий считает своим долгом рассказывать на нем не только о своем отце, но и о тех людях, кто были его соавторами или друзьями. Я считаю честью для себя быть представленным на этом сайте рядом с замечательными певицами, которые составляли гордость советской эстрады.



В песне Владимира Хвойницкого "Приходит осень" есть такие строки:

"Так открывает двери осень холодным зимним вечерам..."

Эта песня была написана композитором в последние годы его жизни. Она мне очень нравится, и я часто ее исполнял. Прекрасные стихи Валентина Уралова об осени человеческой жизни слились в одно целое с удивительной музыкой Владимира Хвойницкого.


Лев Огнев,

Рига, 2007 год

Просмотров: 33Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все