• muzfond

Александр Серебро

Обновлено: 4 сент. 2018 г.


джазовый музыкант, фотограф.

Родился в Риге в 1958-м году,

окончил 23-ю среднюю школу

и муз.училище им. Язепа Медыня.

В составе оркестра Театра оперы и балета работал с такими выдающимися мастерами сцены, как Марис Лиепа, Токио-балет и многими другими.

В Москве больше известен как джазмен.

Будучи родом из семьи профессиональных фотографов, Александр сам прекрасно

владеет этим искусством.

С 1999-го года Александр Серебро живет в Германии, где работает

на государственной службе.


"Отец и сын"


Да, давно я не был в Риге, городе моей юности...

Однажды я услышал песню "Забытая любовь". Она перевернула во мне все, а на видеоклипе этой песни я увидел одного «пионера» из нашей школы.

...1965 год. Привели меня в 1-й класс известной в те времена 23-й рижской средней школы, что на улице Акас. В классах, состоящих из 35 человек, как минимум 30 были музыкантами, спортсменами, физиками, математиками, победителями различных олимпиад. Выделиться среди всех, практически, было невозможно. Но был среди нас один мальчик, с большими карими глазами и длинными ресницами. Звали его – Толик Хвойницкий.


Мои родители были хорошо знакомы с родителями Толи – Владимиром Анатольевичем, известным композитором, и Ниной Александровной, которая работала в судебной экспертизе. Анатолия всегда ставили нам в пример, так как он очень хорошо учился, сильно играл в шахматы и был отличным футболистом.

Мы специально ездили в Юрмалу, на футбольный стадион в Меллужи посмотреть, как наш «рижский Пеле» в синих гетрах с красной полоской забивал голы.

На школьных вечерах учителя говорили: «Сейчас перед вами выступит отличник,

ученик 7-го класса, Анатолий Хвойницкий». Уверенно, опустив свои красивые ресницы, Толя поднимался на сцену. Он всегда знал, чего хочет и как правильно этого добиться.

Шли годы... Мы подружились и всегда вместе отмечали праздники, дни рождения,

где собирались интересные ребята с большим чувством юмора.


Анатолий всегда садился за рояль и с удовольствием исполнял песни, написанные его папой, композитором Хвойницким. Все мы увлекались тогда западной музыкой, и только Толик оставался верен русской песне, ее мелодичности и гармонии.

В доме Хвойницких я бывал довольно часто, заходил в кабинет Владимира Анатольевича и иногда слышал, как он творил свои замечательные песни. Не могу сказать, что родители очень баловали Толю или хвастались его талантами, но то, что в семье царила большая любовь и уважение – это было заметно сразу.


Анатолий всегда гордился тем, что его отец – композитор Хвойницкий, очень любил свою маму Нину Александровну и всегда подчеркивал, что его сестра Светлана – прекрасная пианистка и учится в консерватории. Вообще в доме Хвойницких музыка звучала 24 часа в сутки, и мне кажется, что там шел постоянный творческий процесс.

Наблюдая за Толей все эти годы, я думаю, что именно у своего отца, Владимира Анатольевича Хвойницкого, он научился потрясающей работоспособности.


Я вспоминаю, что в доме у Хвойницких всегда можно было встретить известных певцов, поэтов, композиторов. Там бывали и Клавдия Шульженко, и Иосиф Кобзон, и Олег Милявский, и Ольга Воронец, и Юрий Гарин, и многие, многие другие.

Я тоже имел счастье быть знакомым со многими блестящими музыкантами: в качестве ученика аккомпанировал Раймонду Паулсу, брал уроки у Давида Вайнера, а Леонид Чижик ввел меня в московский джазовый мир.

Сотрудничество с этими людьми стало для меня неповторимой школой, и наши встречи я вспоминаю с огромной душевной теплотой. Все прошедшие годы я пристально наблюдал за Анатолием и видел, что Толик брался за любое дело:

выигрывал, проигрывал, терял, снова становился на ноги и шел дальше.


Я очень рад, что на данный момент жизнь у Анатолия складывается как кварто-квинтовый круг, и он вернулся в искусство. У Хвойницкого есть одна отличительная черта – он никогда не работает один. Если надо - собирает команду, если надо – обучает, плюс всегда дает возможность заработать друзьям и коллегам.

Анатолий – большой дипломат, он умеет делать людям комплименты, при том такие, что ты снова начинаешь верить в свои силы и стараешься работать втройне.

Когда я работал в оркестре Театра оперы и балета, то в свободное время мы играли на свадьбах; а когда я стал фотографом – мы снова длительное время работали вместе с Толиком. Это была хорошо поставленная и отлаженная система. Я бывал на свадьбах почти со всеми ведущими Риги, но такого тамаду, как Анатолий Хвойницкий,

я не встречал никогда. Для него не было никаких шаблонов, он всегда настраивался на аудиторию и, как джазовый музыкант, импровизировал мгновенно. Вы не представляете, как его любили клиенты.


Все хотели с ним дружить. У него было столько заказов, что просто физически Толик не мог везде успеть. Могу сказать одно: если бы Анатолий жил в Москве и работал на телевидении, он бы достиг еще большего.

А песня "Гимн Риге", которую Анатолий спел вместе со своей дочерью Кариной, и которая уже разошлась по всему миру… Если бы была возможность, то за исполнение этой песни я бы дал Толе звание народного артиста Латвии.

«Кто в парке Кировском гулял...»


...Наутро Толя проснулся знаменитым среди рижан и людей, знающих и любящих нашу Ригу, и особенно, среди эмигрантов разных поколений. «Гимн Риге» крутили и крутят дома без перерыва всегда, когда становится грустно и душа плачет.


В детстве, когда Толя с кем-то знакомился  он всегда представлялся так: «Анатолий – сын композитора Хвойницкого». Мы думали, что он хвастается и внутри, по-доброму, посмеивались. Но после ухода из жизни Владимира Анатольевича, я понял, насколько Толик любил своего отца и гордился им.

Каждые родители хотели бы, что бы после их ухода из жизни дети хранили память о них. Все видят, какую большую работу проделал Анатолий. По всему миру он собирает записи, воспоминания, публикации, видеоматериалы о Владимире Анатольевиче.

Фонд памяти Владимира Хвойницкого – это единственный мощный музыкальный фонд Латвии, который, помимо всего, помогает молодым талантам попасть на большую сцену. Анатолий предоставляет свою шикарную звукозаписывающую студию, производит и финансирует записи молодых талантов.

Мне посчастливилось бывать в благотворительных фондах Владимира Спивакова,

Владимира Крайнева, Владислава Тетерина («Мир искусства – детям»), где я видел, как под руководством гениев работает серьезная команда единомышленников, которая помогает молодежи на их нелегком музыкальном пути.

Зная Анатолия, уверен, что Фонд Владимира Хвойницкого проведет еще громаднейшую работу, будут найдены многочисленные таланты, которым Анатолий поможет найти свое место в жизни.


Я знаю, что после перестройки был большой спад во всем, и культура вдруг стала

никому не нужна. Многие учителя музыки потеряли работу, музыканты из ресторанов

остались не у дел, газеты пестрели объявлениями о продаже за бесценок пианино и роялей в отличном состоянии. И все стали делать деньги. Это был КРАХ.

Сейчас, как я вижу, все меняется к лучшему. Дети хотят и могут заниматься музыкой и танцами – их как раньше, можно увидеть с папками для нот у дверей музыкальных школ. И лет через пять, если Анатолий не придумает еще что-нибудь новое, то, я уверен, что конкурс «Новая волна» в Юрмале будут омывать волны Фонда композитора Владимира Хвойницкого. Я просто очень хорошо знаю Толю.

Как-то я уже писал о том, что в первый мой приезд в Ригу я не встретил на улицах моего любимого города почти никого из знакомых. Рига стала совсем чужой, все друзья детства изменились; кто-то в лучшую, кто-то в худшую стороны; кто-то разбогател, кто-то обеднел; к кому-то только через секретаря, кто-то не хочет замечать старых друзей; у некоторых склероз – они тебя никогда в жизни не видели…

и только Толя Хвойницкий остался таким, каким он был – всегда доступным, по-своему скромным, потому что он настоящий интеллигент из творческой семьи и, как и все мы, человек со своими плюсами и минусами.


Свом рассказом я хотел сказать только то, что ты, Анатолий – достойный сын,

хороший отец и настоящий друг. Успехов тебе.

Я очень рад, что судьба свела меня с тобой, я научился у тебя многому.

А когда я вижу тебя на экране телевизора или читаю о тебе в прессе, то узнаю

черты твоего папы, композитора Владимира Хвойницкого.

Ты на него очень похож, и я рад что мы общаемся до сих пор.



Александр Серебро,  

Германия, 2007 год.

Просмотров: 4Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все